5 мая российские водолазы отметили профессиональный праздник

5 мая российские водолазы отметили профессиональный праздник

17.05.2020 0 Автор admin

На Алтае водолазы из поисково-спасательного отряда МЧС спасают людей, попавших в беду во время паводка, заблудившихся рыбаков, достают тела погибших в речных и озерных глубинах. Спасатель 1 класса Западно-Сибирского поисково-спасательного отряда МЧС России им. В.В. Зюкова Дмитрий Андреев работает в МЧС с 1998 года и большую часть из этого времени имеет углубленную водолазную специализацию.

5 мая российские водолазы отметили профессиональный праздник

Дмитрий Андреев много лет спасает людей на воде.
Фото из архива Дмитрия Андреева

На ощупь

Водолазы Сибирского регионального поисково-спасательного отряда имеют международную аттестацию. А это значит, их могут привлекать для спасательных работ по всей стране и за границей. Нередко они выезжают в командировки в другие регионы России. В частности, водолазы с Алтая доставали тела людей во время аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Это профессионалы высшей квалификации, но, несмотря на это, они продолжают учиться всю жизнь, совершать тренировочные спуски, чтобы не отвыкнуть от водной среды.

— Спасаем людей мы в основном на паводках, – говорит Дмитрий Андреев. – Но там мы работаем не столько с водолазным снаряжением, сколько с лодок, хотя и в гидрокомбинезонах. Водолазные работы это уже не спасательные, а поисковые, подъемные работы. Вытаскиваем либо тела людей, либо затонувшую технику – лодки, машины.

Опасность присутствует при любом погружении. В наших водоемах вода холодная и мутная. Видимости нет, приходится ориентироваться на ощупь. Чтобы работать на дне, необходимо хорошо перегружаться, то есть нести на себе большой груз. Ну и морально непросто: поиск утонувшего человека плюс постоянный риск нарваться на коряги, снасти. Водолазы могут гибнуть, попавшись на большие крючья самоловов, которые протыкают гидрокомбинезон. У нас, к счастью, такого не было. Может течением забить под утонувшую машину, которую ты ищешь, или под корягу.

— Обычно погружение длится не больше часа-полутора. Это зависит от запаса кислорода, от объема легких у человека, от того, как часто он будет дышать. Мы надеваем гидрокомбинезон сухого типа, а под него теплую поддевку. А при глубоком погружении дополнительно поддуваем под гидрокомбинезон воздух, чтобы избежать обжима и уменьшить прикосновение холодной воды к телу. Но при долгих погружениях все равно до озноба доходит, – говорит спасатель.

«Сузуки» под водой

Памятных случаев в практике Дмитрия хватает. Например, года три назад «Сузуки» с четырьмя людьми упала в речку Порозиху. Произошел резкий подъем воды, которая скрыла мост через реку. Водитель попытался переехать, но промахнулся мимо моста. Один человек сумел выплыть, остальные утонули. Одно тело нашли в кустах, а два так и остались в машине. Из-за сильного течения открывать машину и вытаскивать тела было небезопасно и сложно. Даже автомобиль на несколько метров унесло. Поэтому приняли решение поднимать людей вместе с транспортом.

— Смерть не может вызывать у нормального человека положительных эмоций. Поэтому неприятное ощущение есть, особенно когда приходится доставать тела детей. Комок к горлу подкатывает. А так со временем происходит привыкание. Но совершенно безразличным невозможно оставаться, – признается водолаз.

Робот глубин

Наши водолазы обычно работают на глубине до 20 метров. Да у нас и очень глубоких водоемов нет, кроме Телецкого озера.

— На Телецком раньше вообще посты каждый год стояли. У нас все Телецкое обныряно, знаем лоцию, подводные камни. Когда катер с 12 пассажирами перевернулся, мы как раз были на посту. Восемь успели спасти, а четыре человека ушли на дно вместе с судном, – рассказывает Андреев.

Подъем катера с телами был сложной и долгой операцией. Для этих целей специально с Чёрного моря самолетами доставили роботов. На месте затопления глубина 240 метров. Водолаз туда не может спускаться. С помощью роботов отыскали катер, закрепили тросы и потом лебедками вытянули его на поверхность.

А мимо плывут дома

— В паводок у водолазов работы много. В Чарыше во время большого паводка 2014 года двое суток топило. Мы плывем на лодке, а мимо нас проплывают дома, машины, коровы. Полностью смыло деревню. Кто успел, тот забрался на крышу, кто-то на дерево. Зачастую мы вытаскивали людей, которых подхватило потоком и несло на бревне, на досках. Приходилось догонять и затаскивать в лодку. С крыш, с деревьев десятки человек поснимали. Где-то с лодки, где-то на вертолет на тросе поднимали. Случается, спасаем и рыбаков. Год назад ночью поступил звонок. Несколько рыбаков отправились на лодке на рыбалку и заблудились в обских протоках. Стоял густой туман, они не поняли, где находятся. Высадились на каком-то островке. Тут у одного из них случился инфаркт. Они позвонили в службу спасения. Мы выдвинулись их искать на лодках. Это было нелегко, потому что туман стоял очень густой. Предложили им разжечь костер и стали планомерно прочесывать местность. И так по свету, по крикам их нашли. За пару часов справились. К сожалению, времени прошло много, человека с инфарктом спасти не удалось, но остальным помогли, – вспоминает Дмитрий.

Дмитрий Андреев: «Самое главное – относиться к воде с уважением. Не надо панибратского отношения, не стоит думать «я все могу», идти в воду в алкогольном опьянении, разгоряченным, отправляться на рыбалку по тонкому льду. С водой надо быть на вы. Это стихия. И как говорил наш космонавт Герман Титов, вода – это даже более враждебная стихия, чем космос».

Источник