Александр Исаев оспаривает утрату 50% компании в суде

Александр Исаев оспаривает утрату 50% компании в суде

26.05.2020 0 Автор admin

Александр Исаев оспаривает утрату 50% компании в суде

Экс-владелец хочет вернуть «Востокуголь»

Экс-партнер Дмитрия Босова по «Востокуглю» Александр Исаев, владевший 50%, хочет вернуть актив себе. После острого конфликта доля господина Исаева при неизвестных обстоятельствах оказалась у топ-менеджера группы Alltech, а потом у самой компании. Завершение сделки должно было консолидировать актив в руках Дмитрия Босова. Однако в ночь на 6 мая он покончил с собой. Теперь Александр Исаев требует признать сделку ничтожной: суд уже арестовал 50% «Востокугля». Эксперты считают компанию «хорошим активом» и не удивлены, что после смерти господина Босова его бывший партнер пытается вернуть долю, «утерянную при столь странных обстоятельствах».

Арбитражный суд Московской области по заявлению Александра Исаева арестовал в 50% в ООО «УК «Востокуголь»», которая ранее принадлежала ему, следует из материалов суда. В них говорится, что оспариваемая доля записана на управляющую компанию, однако господин Исаев подавал ходатайство в рамках основного дела об оспаривании договора купли-продажи своей доли, ответчиками по которому заявлены руководитель финансово-экономического управления группы Alltech Олег Шемшук и УК «Востокуголь». В рамках дела Александр Исаев требует признать недействительным договор купли-продажи доли.

«Востокуголь», один из крупнейших производителей угля в РФ, на паритетных началах принадлежал Дмитрию Босову и Александру Исаеву. Но 6 апреля господин Босов принял ряд кадровых решений, в том числе уволил Александра Исаева со всех должностей в «Востокугле» и «Сибантраците», обвинив его в «вопиющих злоупотреблениях и хищениях». После этого произошли изменения в уставном капитале «Востокугля».

Доля Александра Исаева, по данным ЕГРЮЛ, перешла господину Шемшуку, а затем и самой компании. По завершении сделки Дмитрий Босов, по сути, консолидировал бы «Востокуголь».

Но в ночь на 6 мая бизнесмен неожиданно покончил с собой, не оставив предсмертной записки.

Чем известен Дмитрий Босов

В итоге суд наложил арест на распоряжение 50% долей, а также на исполнение заявления Олега Шемшука о выходе из состава участников «путем выплаты ему действительной стоимости доли». По версии суда, действия топ-менеджера «носят явно выраженную направленность на искусственное создание условий, при которых исполнение судебного акта станет невозможным, а сам Шемшук получит выгоду, несопоставимую в обычных условиях делового оборота». Таким образом, суд фактически заблокировал закрытие сделки между топ-менеджером и «Востокуголем».

УК «Востокуголь» занимается развитием угольных и инфраструктурных проектов, среди которых добыча угля на Таймыре, развитие Сугодинско-Огоджинского месторождения (запасы 744 млн тонн угля, ресурсы всего месторождения оцениваются в 1,6 млрд тонн), запуск угольного терминала порта «Вера» (на 50% принадлежит «Ростеху»). В 2019 году планировалось, что «Востокуголь» станет управляющей компанией проекта Северомуйский тоннель-2, который группа Дмитрия Босова собиралась реализовывать собственными силами (развития история пока не получила). В феврале стало известно, что выставлены на продажу арктические активы.

Александр Исаев отказался от комментариев, представитель УК «Востокголь» заявил «Ъ», что юристы компании изучают иск. Компания будет предпринимать меры по защите своей позиции, говорится в сообщении. Господин Исаев тем временем уже нашел новую работу: теперь он занимается Эльгинским угольным месторождением, принадлежащим «А-Проперти» Альберта Авдоляна. Последний формирует в Якутии промышленный кластер, в который, кроме ЯТЭК и Эльги, войдут Огоджинское месторождения угля, где 50% принадлежит «Востокуглю», 12,5% — у «Ростеха» и 37,5% — у Екатерины Лапшиной, которая ранее управляла активами господина Авдоляна и его партнера Сергея Адоньева.

По мнению адвоката Forward Legal Дарьи Шляпниковой, основаниями для признания сделки ничтожной могут быть нарушение требований закона и посягание на публичные интересы, либо права и интересы третьих лиц, мнимость или притворность договора купли-продажи доли, нарушение требований о дееспособности лица, заключившего сделку, совершение сделки без согласия третьего лица или органа юридического лица, когда такое согласие было обязательным. «При доказанности обстоятельств, которые послужили основанием для оспаривания сделки, суды признают договоры купли-продажи доли недействительными и применяют последствия недействительности»,— считает юрист.

Как Александра Исаева наняла «А-Проперти»

Максим Худалов из АКРА обращает внимание, что компания контролирует порт Вера и лицензию на Огоджинское месторождение угля. Наиболее интересным активом в текущих условиях является порт. В целом, подчеркивает он, «Востокуголь» — «довольно хорошая компания, поэтому желание бывшего акционера пересмотреть решение о потере его доли, произошедшее в столь странных обстоятельствах, выглядит вполне понятным».

Евгений Зайнуллин

Комментарии

Печать

Источник