Готовится к печати книга о «гении места» Юрии Эсауленко

Готовится к печати книга о «гении места» Юрии Эсауленко

28.05.2020 0 Автор admin

В этом году в рамках краевого издательского конкурса выйдет в свет книга искусствоведа Михаила Чурилова «Artmaker Юрий Эсауленко» об одной из самых ярких фигур барнаульского авангарда. С тех пор, как ушел из жизни этот по-настоящему свободный и нестандартно мыслящий художник, прошло 20 лет.

Готовится к печати книга о «гении места» Юрии Эсауленко

Заполняя пробелы

Книга «Artmaker Юрий Эсауленко» победила в ежегодном краевом конкурсе на издание литературных произведений в номинации «Краеведение» (в целом, отбор по шести номинациям осуществлялся из 44 авторов). И она, действительно, представляет собой серьезный исследовательский труд на тему, которая долгое время в контексте региональной культуры не изучалась.

— Изначально задумывалось выпустить эту книгу к 50-летию Юрия Эсауленко, которое отмечалось в 2017 году, – Но тогда, увы, не получилось. Теперь же она будет издана на средства из краевого бюджета в год, когда отмечается круглая дата со дня смерти художника. Вообще, эта тема меня волнует давно. С творчеством Юрия Эсауленко я познакомился еще во время учебы в Новоалтайском художественном училище. Тогда мне попала в руки его книжка «Азбука Жоржа», изданная друзьями после смерти художника. Каждый ее разворот был посвящен одной букве алфавита, с которой начинались понятия, знаковые не только для самого художника, но и для эпохи 1990-х в целом. Книга эта меня очень заинтересовала, постепенно я стал собирать сведения и об авторе. И уже, обучаясь на факультете искусств АлтГУ, я решил посвятить ему свою магистерскую диссертацию. Тогда мне очень помогло знакомство с другом Юрия Эсауленко – известным барнаульским арт-критиком Вадимом Климовым, который показал мне другие работы этого необычного художника, поделился материалами, контактами его друзей и знакомых.

Из книги «Азбука Жоржа»: «Ж» – жизнь вообще штука красивая и циничная. По большому счету никто до сих пор не объяснил – что такое жизнь. Ни по большому, ни по маленькому. А тут еще «Жизнь реальная», «Нереальная», «Жизнь после жизни», «Жизнь на Марсе», «Жизнь насекомых». Это все равно что пересказать «Санту-Барбару» – все видели, но что? Никто, ничего».

Со временем у искусствоведа сформировался объемный каталог работ Юрия Эсауленко (на сегодня в нем более 200 наименований), часть которых войдет и в новое издание. По словам Михаила Чурилова, сама книга включает в себя несколько глав. Она будет состоять из вступительной статьи, а также хронологически выверенных разделов, посвященных участию Юрия Эсауленко в объединениях «Тихая мансарда» и «Темная галерея», сольному творчеству. Завершит издание научная часть – каталог работ художника, список выставок, полная библиография о нем, а также раздел справочных данных о тех знаковых фигурах, которые его окружали.

— Название книги «Artmaker Юрий Эсауленко» не случайно – именно этим английским словом обозначал себя художник на своих визитках, – пояснил Михаил Чурилов. – Если по-русски, то это «человек, делающий искусство». По-моему, это слово хорошо выражает не только самобытность автора, но и суть неофициального искусства постперестроечного периода. А, на мой взгляд, Юрий Эсауленко – самый главный неформальный художник Барнаула 1990 годов. Еще я в этой книге преследовал цель заполнить пробел в истории нашего искусства. Ведь, если разобраться, до перестройки художественная жизнь Барнаула освещалась равномерно, без сбоев, не оставалось незамеченным ни одно художественное явление «нулевых» и «десятых», а вот 1990-е практически не зафиксированы, не описаны столь подробно, как хотелось бы. По сути, в этой работе сделана попытка восстановить событийный ряд неофициального искусства Барнаула.

Готовится к печати книга о «гении места» Юрии Эсауленко

Юрий Эсауленко. 1999 год.
Фото Владимира Моисеенко

Юра-инопланетянин

Действительно, с именем Юрия Эсауленко связан расцвет авангарда в Барнауле, а сами искусствоведы до сих пор называют этого художника лидером актуального искусства. Как однажды сказал о нем Вадим Климов, «за 15 лет творческой жизни он сумел показать городу, что есть другое изобразительное искусство: где нет «совка» и пейзажной трусости, где есть фантастическая идея свободы в творчестве и, соответственно, в жизни».

Как считает известный барнаульский журналист Владимир Токмаков, Юрий Эсауленко был «гением места», человеком, умеющим творчески организовывать вокруг себя пространство.

— Он постоянно носился с какими-то невероятными идеями, придумывал акции, перформансы, литературно-художественно-музыкальные вечера, издательские проекты, – вспоминает Токмаков. – Щедро делился своими идеями с другими, порождая творческую цепную реакцию. Юра был новатором, разведчиком новых путей. А первому всегда трудно. Конечно, ему было тесно в Барнауле, он выпадал из всех общепринятых рамок. Может быть, казался странным, может, даже кого-то этим раздражал. Прожил он до обидного мало, но создал невероятно много. Он не просто отражал действительность, он творил свою реальность, создавал фантастические миры. Но, несмотря на эту фантастичность, нездешность многих картин, он по-своему точно отразил время «счастливых 80-х» и «лихих 90-х». Достаточно вспомнить его картину о Барнауле, где изображен «Шпиль» с плавающими в воздухе экзотичными рыбками. Откуда ему в голову приходили такие удивительные образы? Кто-то сказал, что Юра был инопланетянином. И, действительно, он словно пришел в наш мир для какой-то важной миссии, передал свои знания и опять улетел на свою планету, в свою Галактику. Нам же остались его картины.

Готовится к печати книга о «гении места» Юрии Эсауленко

«Астроном». Юрий Эсауленко.

Об этой инопланетности, непохожести на других говорит и поэтесса Фарида Габдраупова. По ее словам, Юрий Эсауленко обладал невероятным чувством свободы, смелостью во взглядах и творческих подходах.

— Это был очень красивый человек, необычный во всем, – вспоминает она. – К примеру, он всерьез считал, что в нищих на улицах скрывается Бог, и если не подавать им милостыню, то Всевышний может окончательно разочароваться в людях. Он словно везде искал знаки судьбы, даже в трещинах на асфальте видел свою красоту. Да, в устройстве мира он уж точно понимал больше нашего. Ведь Юра жил с врожденным пороком сердца и прекрасно осознавал, что это за собой влечет. Умер он в 33 года 31 декабря, а хоронили его 4 января, в мой день рождения. Эта смерть заставила меня вспомнить про обещание, которое он дал мне накануне. Дело в том, что, когда Юра был в последний раз у меня в гостях, то он подарил мне кораблик в бутылке – такой чудо-сувенир, какие он время от времени мастерил. На этом кораблике были белые паруса. «А почему не красные?» – удивилась я, всегда считавшая своим талисманом все же гриновские полотнища. «Красные я сделаю к твоему дню рождения!» – пообещал Юра. И когда в свой день рождения я увидела на похоронах гроб, обитый красной тканью, содрогнулась от такого страшного совпадения.

После смерти Юрия Эсауленко в последний день 2000 года многие заговорили о том, что художник не захотел перешагнуть в XXI век и новое тысячелетие, а решил остаться в XX, подарившем столько надежд и ожиданий.

Источник