В период самоизоляции соцработники стали почти членами семьи для пожилых людей

В период самоизоляции соцработники стали почти членами семьи для пожилых людей

29.05.2020 0 Автор admin

В период самоизоляции соцработники стали почти членами семьи для пожилых людей

– Девочки, вы мне грядочку подготовьте, – просит Раиса Григорьевна. – У меня уже рассада помидоров подросла. Только мы сегодня садить не будем – неблагоприятный день по лунному календарю. А вот через пару дней будет в самый раз! И земелька подышит. И травка, которую перекопали, преть начнет. Натуральное удобрение…

Продукты – впрок

Со Светланой Коковиной, соцработником Комплексного центра социального обслуживания населения Каменского района, приехали в село Луговое. В дом к Раисе Григорьевне и Николаю Герасимовичу Пальчиковым. Мы со Светланой  в масках и перчатках. Хозяйка тоже в маске. Только выходя во двор снимает – дышать тяжело.

Берем инструменты и идем на огород. Уже давно Пальчиковы сами не ходят даже в магазин – тяжело. А Николай Герасимович лежачий. Поэтому продукты им приносят впрок, особенно перед выходными. Раиса Григорьевна, невысокая улыбчивая бабушка, очень рада нашему приходу. Пусть улыбку мы не видим из-за маски, но лучики морщин у ее глаз не оставляют сомнений. После огорода получаем список нужных продуктов,  деньги и идем в магазинчик. Перечень довольно стандартный: несколько булок хлеба, макароны, крупы, мясные и молочные продукты, шампунь и так далее. Закупившись,  на обратном пути заходим еще к одной бабушке – заносим хлеб.

Хлеб из детства

Продукты доставлены, пакеты проверены рыжим котом (у Пальчиковых из домашних животных только три кошки и два кота). Когда складывали продукты в шкаф, Раиса Григорьевна достала нераспечатанную пачку пшенной крупы:

– Вот я ее купила, а есть-то не могу. Только гляну на нее – и сразу ощущение, что нёбо что-то скребет. Когда война началась, мне без одного месяца год был. Время голодное. Мы ели лепешки из проса. Думаете, его кто-то очищал? Так ручной мельницей и мололи с шелухой, а она так хорошо по нёбу проходилась, будто теркой. Спасибо нашей корове-кормилице, если бы не она, то не выжили бы на одних таких лепешках. Она 18 литров молока давала. Мама меняла на хлеб. Домой приносила большие ароматные белые булки. А в 1961-м, после полета Гагарина в космос, появился хлеб «Спутник», он на вес продавался по 65 копеек за килограмм. Мама как купила его в первый раз, так я и узнала запах и вкус белого хлеба из детства…

Приступаем к другим обязанностям. В селе не у всех в дом проведена вода, поэтому приходится приносить ее из колонки в ведрах, с чем бабушки сами не могут справиться. На подходе у колодца почти всегда стоит вода,  здесь грязно и скользко. Так что без резиновых сапог не обойтись, и приходится балансировать с ведрами в руках. Наловчившись, вдвоем мы довольно быстро набрали воды в баню – и домой. Соцработник должен иметь достаточно хорошую физическую подготовку, а ведь многие немолоды. Несколько раз сходить туда-обратно до колонки, которая находится за оградой через дорогу и на возвышенности, да еще с двумя ведрами по десять литров, все-таки ощутимая нагрузка. 

Дом Раисы Григорьевны и Николая Герасимовича находится в низине, в подполе долго стоит талая вода. Поэтому, несмотря на теплые деньки, они продолжают вечером подтапливать печку. Засучив рукава, мы принесли в сенки дров из сарая, чтобы каждый день не нужно было далеко ходить.

Без маски – никуда

С началом пандемии маски сразу же стали дефицитным товаром. Но соцзащита позаботилась о своих работниках, предоставила альтернативу: всем выдали марлю, чтобы сшить необходимый атрибут. К удостоверению добавились справка, разрешающая передвижение во время пандемии,  и антисептик. Сейчас маски вернулись в свободную продажу и нужда шить самим отпала.

– А что еще изменилось для вас с появлением вируса? – интересуюсь я у Светланы.

– Знаешь, бабушки стали более настороженные. Они и к нам с опаской относятся. Если раньше к подружкам в гости ходили, то сейчас дальше огорода ни ногой. Им страшно. В Рыбном, например, даже нашу заведующую, которая с проверкой приехала, никто на порог не пустил. Больше всего москвичей боятся, говорят, что «от них вся зараза».

Беседа – отдушина

«Самое главное для меня – это разговор, – говорит Раиса Григорьевна. – С дедом уже особо не поговоришь. Морально и физически мне нелегко: за ним ухаживать надо и по дому дела есть. Самой никуда не сходишь. А когда кто-то приходит, у меня сразу настроение поднимается, хочется что-то делать, улыбаться».

Бабушка всегда рада последние новости обсудить и истории из жизни рассказать, да и всякими советами поделиться. Беседа – важный пункт в списке обязанностей соцработника. Без общения пожилым людям очень сложно, зачастую их единственные собеседники (жаль, что молчаливые) – это домашние питомцы.

– А вы и с хозяйством помогаете? Накормить, напоить…

– Нет. Наши подопечные кроме кошек да собак максимум держат кур и гусей. Возраст не позволяет. А у кого есть коровы, овцы, свиньи или все вместе, то те еще в силе. Мы к ним не ходим, им наша помощь не нужна. Сами справляются.

Особое внимание

У Николая Герасимовича уже несколько лет парализована левая сторона тела после инсульта. Может только лежать и сидеть. И чтобы подняться, зачастую требуется помощь. За ним нужен круглосуточный уход.

Светлана уже отработанным движением обнимает, поддерживая за подмышки, Николая Герасимовича и усаживает на стул, чтобы мы могли перестелить спальное место. Дедушка тоже уже к этому привык, не противится, а еще успевает при этом рассказывать нам о том, что увидел по телевизору.

– А мы тут недавно опять президента слушали. А вы слушаете? Это надо… это надо… Ой, а что за границей-то творится! И обсуждают, и обсуждают. О своих нужно говорить! Эх…

– А какие сложности есть в вашей работе? – спрашиваю у Светланы.

– Я давно работаю, ко всему привыкла. Ничего сложного вроде нет. Хотя была у меня под присмотром одна женщина, которая после болезни не говорила и не ходила, на коленках ползала. Я сначала испугалась: как же я с ней буду? Но ничего, сработались. Мы с ней заново говорить научились. Выходили на огород, сажали, пололи, поливали. Она сама за цветами ухаживала. Даже один раз ко мне в гости пришла. А это несколько улиц нужно было преодолеть. Женщина всегда была в наколенниках и перчатках, чтобы кожу беречь. Сейчас ее уже в живых нет. Царство ей небесное…

Под запись

Перед уходом мы снимаем показания счетчиков за свет, так как оплата за коммунальные услуги тоже лежит на соцработниках. Банк открывают здесь всего один раз в неделю.

После завершения всех дел Раиса Григорьевна несет нам две тетрадки-дневника – на себя и на дедушку. После каждого посещения соцработник должен записать всю проделанную работу. Сколько денег взяли на покупки, сколько потратили. А также все свои действия. Итак, за сегодня у нас появились следующие записи: доставка продуктов, воды, дров,  помощь на огороде, беседа. Еще бывают медицинские (наблюдение за состоянием, давление измерить, первую помощь оказать и так далее) и коммуникативные (когда после болезней учат заново говорить и ходить, что было в практике у Светланы).

«Свои обязанности мы должны знать назубок, – говорит соцработник. – При оформлении на работу проходим специальное тестирование по ним. А также курсы по первой медицинской помощи с экзаменом по окончании: как раны обрабатывать, делать перевязки, искусственное дыхание, как действовать при инсульте, инфаркте».

Раиса Григорьевна расписывается в дневниках и убирает в укромное место. Они хранятся у них дома и достаются, когда приезжает заведующая центром с проверкой.

«На нас лежит большая ответственность, – говорит Светлана. – За бабушек и дедушек. За их здоровье и настроение. Это непередаваемое ощущение, когда видишь, как они улыбаются, и слышишь их смех. При этом ты сам… заряжаешься от них, что ли. Уходишь на подъеме. Да еще наслушаешься историй всяких разных, каких больше нигде не узнаешь. И полезному тебя научат, да хоть особенный борщ варить. Это дорого стоит».

Кроме Светланы пожилым людям в селе Луговом Каменского района  помогают еще четыре социальных работника. Все сдали тесты на COVID. Коллектив дружный,  подменяют друг друга. Внимание и заботу от них получают 44 человека.

Бабушки и дедушки – доброжелательные. Но все равно под каждого надо подстраиваться, у всех свой характер. Им социальные работники помогают уже больше десяти лет. Приходят три раза в неделю. По графику на человека отводится два дня, но так как Николай Герасимович лежачий, им времени уделяется больше. Здесь за каждым подопечным закреплен определенный день недели, когда они сидят и ждут соцработника. И в выходной день в случае чего могут прийти по звонку, например лекарства принести.

В такое нелегкое карантинное время социальные работники практически единственные посланники от мира, кто поддерживает непосредственную связь с бабушками и дедушками.

Раиса Григорьевна вышла проводить нас к калитке. Когда уже отошли на приличное расстояние, я обернулась. Бабушка все еще стояла у забора. Уже без маски. И просто улыбалась. А рядом с ней на столбе вальяжно восседал все тот же любимец семьи – рыжий кот.

Светлана Молоканова.

Источник